02:15 

Наедине с поэтом

Epiphora
А за всё, что выйдет боком И представится грехом, Я отвечу перед Богом, Перед Богом и Стихом... (с)

Ольга Красникова



Но удержаться не смогу
в той невесомости навечно,
к себе ли, от себя ль бегу -
мне ветер непременно встречный.
фото отсутствует



***

Ты прав, я по тебе тоскую -
печален мир и жизнь пуста...
Не видел ты меня такую
и не увидишь никогда.

Догадывайся, сколько хочешь,
тешь самолюбие свое.
Я - от звезды упавшей прочерк,
вернувшейся в небытие.

Все возрождается на свете -
бессильна воля здесь твоя,
и через дни, длинней столетий,
быть может, оживу и я.

В дали туманной мирозданья
среди вселенских катастроф,
как птица Феникс из преданья,
из пепла я возникну вновь.

И вот тогда меня, другую,
случайно встретив где-нибудь,
поймешь, как по тебе тоскую
и в чем тоски безмерной суть.

***

Как мне холодно без тебя!
Время лечит, но ведь - не греет.
С каждым днем становлюсь мудрее,
на секунды часы дробя.

Дни растягиваю в недели,
каждый месяц - в бездонный год
Время тянется еле-еле,
но не греет - морозом жжет.

А когда в самом деле годы
хлынут пагубною волной -
по закону своей природы
стану статуей ледяной.

***

Боли тяжесть такова -
только б выдержали плечи.
Помню все твои слова
с первой до последней встречи,

помню каждое число,
освященное тобою...
Быстро время пронеслось,
то, когда нас было двое.

Ты ушел, исчез, иссяк,
в мир иной переселился -
что я сделала не так,
почему ты изменился?

Изменился, изменил...
Думаешь, не замечала?
Сколько требовалось сил,
чтобы боль не закричала!

И теперь она молчит -
лучше б выплакалась вволю...
Если слезы горячи -
меньше в свежих ранах соли.

***

Я тебя не потревожу,
будь спокоен, никогда.
Стать прозрачною не сможет
в мутной заводи вода.
У оборванной кувшинки
стебелек не прирастет,
даже малую вершинку
низкий дух не обретет.

Лживых глаз твоих прохладу
я забуду навсегда.
Не сочувствуй мне, не надо,
это горе - не беда.
Ты теперь простой прохожий
ниоткуда в никуда...
Я тебя не потревожу,
будь спокоен, никогда.

Я тебя не потревожу,
но и ты не потревожь
то, что стало болью прошлой,
то, чего коснулась ложь.
Не врачуй себя надеждой -
что ушло, то не вернешь,
и не может быть как прежде
то, чего коснулась ложь.

***

Ничего не желаю,
ни о чем не прошу:
погасил - не пылаю,
пепла не ворошу.

По ночам твое имя
не шепчу в тишине.
Вот и стали чужими -
не приснится во сне.

Гаснут угли в камине,
стынут в горле слова.
Для тебя я отныне -
после ливня трава:

наступи - распрямится,
подожги - не сгорит,
ничего не случится...
... Только сердце болит.

***

Моросит, моросит, моросит...
Безысходность какая-то в этом
обезличенном слове сквозит,
как и в доме, тобой не согретом.

Чем тебе удружила судьба,
или жизнь твоя в полном порядке
и к морщинкам упрямого лба
не прибавились новые складки?

Или, может, в неблизком краю,
засыпая под дождик осенний,
ты усталую душу свою
охраняешь от прошлых видений...

Вот уже на пороге зима -
первым снегом покроются крыши.
Ни звонка от тебя, ни письма,
бывший друг, бывший враг, бывший, бывший...

***

Возведи в превосходную степень
неподъемную тяжесть обид.
Докажи, что душа твоя - кремень,
а характер - прочнейший гранит.

Не прощай мне малейшей ошибки,
доведи до отчаянных слез,
и презрительной твердой улыбкой
убеди, что все это всерьез.

Я утрату свою осознаю,
как последнюю в жизни беду.
Правоту твою молча признаю
и печально уйду в пустоту.

И качнутся холодные стены,
сузив мир до проема окна,
обозначив реальную цену
чуда "двое" и горя "одна".

***

Разные мы с тобой, разные:
где тебе будни - мне праздники,
странно тебе - мне заманчиво,
правда тебе - мне обманчиво.

Я все стихами, ты - прозою.
Ты, словно гриб подберезовик,
предпочитаешь укромное
место, спокойное, ровное.

Душно в пространстве мне замкнутом,
словно на сцене за бархатом -
рвусь на простор, но не вырваться,
из лабиринта не выбраться.

Все же, какие мы разные...
Щеки вдруг высохли влажные:
глупая, что же я плакала?
Ну а зачем одинаково?!

***

И снова в мире пустота,
и ровно - ровно сердце бьется.
Душа, как снятая с креста,
чиста - не плачет, не смеется...

И невозможно осознать
своих желаний в полной мере.
Уже не страшно потерять,
но страшно заслужить потерю.

Пространство белого листа
к себе влечет неодолимо,
зашторенная суета
по-прежнему проходит мимо.

Но удержаться не смогу
в той невесомости навечно,
к себе ли, от себя ль бегу -
мне ветер непременно встречный

***

У пространства и времени
я тебя отниму.
Пусть без роду и племени -
не отдам никому.
Без корысти и зависти,
без гроша за душой,
но до солнечной радости
мне с тобой хорошо.

Не спасет тебя внешняя
ледяная броня -
в этом мире, по-прежнему,
ты один у меня.
Ослепишь меня радугой,
оглушишь тишиной,
но до солнечной радости
хорошо мне с тобой.

***

Взывает разум - позабудь,
оставь надежды и желанья -
пусть горечь разочарованья
другой развеет кто-нибудь.

Но наступает ночь и снова
все начинается с нуля -
о снисхождении моля,
душа надеяться готова.

Надежде трудно умирать,
но сердце, осознав крушенье,
находит мудрое решенье -
не знать, не видеть, не желать.

***

Метались мысли, путаясь от боли,
рвалась на волю злобная строка...
Я знать хотела все - ничуть не боле,
и не из лживых уст - наверняка.

Я знать хотела обо всех улыбках,
что он дарил взволнованным сердцам,
и обо всех рождественских открытках,
и о пасхальных поцелуях дам.

Что это - тяга к самоистязанью
или стремленье высшим быть судьей,
таившееся где-то в подсознаньи,
свернувшись ядовитою змеей?

Никто не знает, сколько темной силы
скрывается в извилинах души.
Чтоб разум твой она не помутила -
любовью пламень злобы потуши.

Параллельные миры

Весь день готовилась к отпору,
копила силы и слова,
припоминала сны и ссоры,
и все, что донесла молва.

То принималась делать что-то,
то замирала у стола,
вмиг забывая про работу,
прислушивалась и ждала.

А он пришел, как гость незваный,
не вечером, а поутру,
сказал сквозь влажные тюльпаны:
- Пусти, или с тоски умру...

... Срывался от волненья голос,
дрожала жилка у виска.
И с разумом душа боролась,
вселяясь в замок из песка,

и сердце покорялось власти
великих, ненадежных пут...
Что нужно женщине для счастья?
- Лишь знать, что без нее умрут.

***

Обречены на неудачу
мои несмелые попытки
понять, что для тебя я значу,
и что в твоей полуулыбке,
в глазах, слегка полузакрытых,
таится для меня такого,
что проклиная эту пытку,
к тебе я возвращаюсь снова.

И потрясенно обещаю
впредь никогда не возвращаться
но скажешь - по тебе скучаю, -
опять готова обольщаться
твоей загадочной улыбкой
и глаз сиреневым свеченьем...
И нет прекрасней этой пытки -
твоим поддаться ощущеньям.

***

Пришла пора для праздника вдвоем.
Ну разве мы его не заслужили?
Так долго мы с печалью тайной жили -
пришла пора для праздника вдвоем.

Кто сможет нас за это упрекнуть?
Мы столько лет мечтали друг о друге,
и вот теперь соприкоснулись руки -
кто сможет нас за это упрекнуть?!

Ты только ничего не говори -
не доверяй словам мое богатство,
дай мне тобой еще полюбоваться.
Ты только ничего не говори.

У счастья есть особая черта -
его то нет совсем, то очень мало.
А я на день такой счастливой стала...
У счастья есть особая черта.

Ну вот и все - наш праздник пролетел,
пора вернуться вновь к привычным будням.
Я знаю, милый, это очень трудно...
Ну вот и все - наш праздник пролетел.

***

Мой ласковый, не будь таким жестоким,
не прячь глаза, что васильков синей,
к моим ночам забвенно-одиноким
не добавляй и одиноких дней.

Мой нежный, я забуду все упреки,
что иногда срывались с языка,
но только ты назначь другие сроки -
не уходи, не уходи пока-

Единственный... А впрочем, лучше сразу,
рубить, так уж рубить - давай, с плеча!
Но лезвие булатного меча
прочь отскочило от любви-алмаза.

***

Вот и кончилась твоя власть-
Воля звезд такая была -
под одной Любовь родилась,
под другой она умерла.

Не удержишь пламя в руках -
на свободу рвется и ввысь,
и парит душа в облаках,
возвышая грешную жизнь.

Изменился звездный расклад,
изменились ночи и дни -
я не знаю, кто виноват,
да и ты меня не вини.

Я своей подвластна душе,
как подвластна Богу она,
мне не страшен рай в шалаше,
страшен ад бездушного дна.

***

Прими меня такой, какая есть -
со всей моей любовью и тоской,
как где-то задержавшуюся весть,
цветок, покрытый пылью городской.

Пригладь волос растерянную прядь,
утишь руки взволнованную дрожь,
и радости в глазах своих не прячь -
ложь во спасенье - это все же ложь.

И от чего бы нам себя спасать?
Оставим все сомненья позади,
настало время истину сказать:
- Я ждал тебя, я жду тебя, приди.

Но ты твердишь, что, мол, немолодой,
что серебро пробилось у виска...
А мне твой каждый волосок седой
и каждая морщинка дорога.

***

Закрыть глаза и руки распахнуть
в твои объятья разом окунуться,
ни словом о любви не заикнуться,
а просто раствориться и уснуть.

В неведомых глубинных негах сна,
среди предосудительных соблазнов,
где я - не я, и ты - другой и разный,
соединятся наши имена.

И там я стану подлинно святой,
огнем священным для твоих владений,
сомнительный поэт, но нежный гений,
там - навсегда останусь молодой.

Немало тайных "я" живет во мне.
Ты каждое из этих "я" потрогай,
в единый образ совместить попробуй -
все может быть, тем более, во сне.

***

Согрей меня в своих ладонях -
не пожалей тепла.
Косые взгляды посторонних
прозрачнее стекла,
прохладней северного ветра -
от них меня сокрой
живою музыкою ретро,
заоблачной горой,
ромашек солнечным букетом,
форелевым ручьем,
посеребренным лунным светом,
тропическим дождем,
заветным поцелуем нежным,
опорою плечом,
словами, полными надежды
на то, что мы вдвоем.


Данная страничка, разумеется, не претендует на полноту отражения творчества поэта. Здесь представлены только понравившиеся мне произведения...


URL
   

Капелька души

главная